pirmas

(no subject)

Иногда слова не важны, важен дух. И все что требуется - это проявить его.
pirmas

(no subject)

Почему то иногда моя жизнь во сне бывает более настоящая чем наяву. И ведь мир то там не другой, и люди вроде такие же самые, вот только более прекрасные - без ума. А может быть там всё такое только потому, что я сам там - без ума?
pirmas

(no subject)

Чтобы не случилось, как бы все не изменилось – у тебя всегда может остаться твоя Практика.

pirmas

(no subject)

Относительно чего я мыслю?
Относительно чего построен мой мир?
Там я и есть.
Она вот такая, свобода выбора.

pirmas

(no subject)

Хотелось бы, чтоб тело всегда было здоровым.
Хотелось бы, чтоб сознание всегда было ясным.
Хотелось бы всегда помнить - для чего.

pirmas

(no subject)

Иногда я слышу вопрос: «а мне то что из этого?». То есть человек мыслит исходя из того, какую пользу он получит от одного или другого действия. Получается, что мотив оределяет выгода. А по мне так мотив определяет сущность человека. Даже тогда, когда это не выгодно.
Хотя, если подумать, то у некоторых людей голос выгоды просто громче голоса их сущности.

pirmas

(no subject)

Бывает, что я теряю свой идентитет. И это такое ясное и свободное чувство - ничего нету, ничего не надо и ничто не важно, хотя вокруг так много всего. А иногда такая тоска... И в такие моменты бывает что туплю, и какой-то не совсем адекватен... Но, ведь, все это не важно :)
pirmas

(no subject)

Покорил вершину – зафиксируй. И так – каждый раз, чтобы не скатиться обратно назад.

pirmas

(no subject)

От чего человек устает? Откуда появляется недовольство, раздражение, утрата энергии? Это момент, когда меняется то, что человек запланировал. Планы, желания – одни, а реальность случилась другая. Нет чтобы расслабиться, отпустить, отвязатся от планов и направить энергию на реальность, человек же сжигает энергию на поддержку своих когда-то построенных и уже устаревших планов.
pirmas

(no subject)

В жизни действуют свои - божественные законы. Но люди почему-то думают, что законы эти - общечеловеческие, и дейстовать они должны по их совести, по человеческой логике. И потом недоумевают: "Как Бог мог позволить такому случиться? Ведь это так жестоко, просто бесчеловечно", забывая, что мерят они опять же - по своей человеческой мерке. А мерка то - божественная.